Пардон, но Netscape 4 поддерживается крайне условно Rambler's Top100

ты, БЛИН, попал!
Сетевой журнал БЛИН
реклама, БЛИН
Hosted by:
Юморные выпуски от Алекса Экслера
разделитель Ария князя Игоря, или Наши в Турции
сегодня на БЛИНе
на БЛИНе

заметки

нетленка

библиофобия

аудизм

блины оптом

агентство БЛИ-Ньюс

чёрствые разделы:

блин скопом

куда податься

о БЛИНе

закулисы

ЖЖ-зеркало

кухня

ФАКа

блины — почтой

Рассылка 'БЛИН: графомания, библиофобия и аудизм в одном флаконе'

блин-опрос

плевательница

болтушка

нота протеста

Рай на Земле

Frosch Sapience

06.03.2003

 

А вообще я считаю, там тоже можно нормально зарабатывать, зависит от способностей... У нас же, как ни крутись, будешь 700 своих иметь в лучшем случае, и копить до пенсии на трёхкомнатную клетушку.

...

Можно спокойно ночью гулять, и никакой алкаш к тебе не прицепится, и в автобусе турок зверского вида будет краснеть и извиняться, если тебе на ногу случайно наступит.

(Из разговора с эмигрантом)

Марина бежала по тропинке мимо низких заборчиков. Стояли сумерки, и она торопилась попасть домой до темноты. Издалека ветер донёс лай собаки. Девочка остановилась перед калиткой и поёжилась. Она ощущала прохладу, несмотря на июнь-месяц. Вокруг не было видно ни одной живой души. Марина толкнула калитку, и та отворилась с протяжным скрипом. Девочку передёрнуло. Она вошла внутрь и осторожно прикрыла дверцу за собой, придерживая её на весу. На этот раз калитка не издала ни единого звука, лишь тихо лязгнула, закрывшись. Марина прошла мимо аккуратно подстриженного прямоугольника зелёной травы с редкими полевыми цветками.

Мама встретила её, кутаясь в шаль.

— Я же просила тебя не шуметь в это время, — мягко сказала она. — Ты же знаешь, наши соседи не любят шума.

— Я совсем забыла, что дверца скрипит, — оправдываясь, сказала девочка. — Папа уже месяц собирается её смазать.

— Ничего, моя милая. Папа обязательно это сделает, раз обещал. Просто он был занят стрижкой газона и работой.

 

На следующее утро Марину разбудили звуки трубы. Она на цыпочках подошла к краю забора и выглянула. По аллее шёл оркестр из четырёх музыкантов, за музыкантами следовало ещё несколько человек с хмурыми сосредоточенными лицами. Марина вернулась к маме и спросила:

— Мама, кто это такие? Это опять новоселье?

— Да, дочка. Помнишь, вчера закончили строительство?

— А почему у этих людей такие хмурые лица? У нас на новоселье всегда веселились, даже если не было оркестра.

— Это очень серьёзные люди, их мысли заняты семьёй, деловыми встречами, налогами, бизнесом. Здесь не принято веселиться просто так, хоть и считается хорошим тоном нанимать музыкантов.

— А-а... А можно я пойду погуляю?

— Иди, дочка, только не бегай по центральной аллее, ты там будешь всем мешать.

Марина вышла за калитку. Две старухи, сидящие за забором напротив, бросили на девочку неодобрительные взгляды. Марина быстро пошла по дорожке в сторону леса, сделав вид, что не заметила их. Старухи о чём-то заговорили между собой, потрясая корявыми дрожащими пальцами и шевеля впалыми губами. До Марины донеслись обрывки дребезжащих голосов:

— ...чью опять скрипела.

— Нынешней молодёжи только бы шляться по ночам. Управы на них...

«Старые кошёлки, — подумала девочка, — сами-то гремят сколько угодно по ночам, им всё можно».

Она шла мимо заборов, огораживающих похожие друг на друга наделы соседей. На некоторых зеленели аккуратные прямоугольники травы и цветов, другие были покрыты только буйной неухоженной порослью, третьи сплошь состояли из голой земли. Почти ни на одном участке не было людей, лишь слева вдалеке виднелась одинокая фигура женщины в платке, да справа через несколько участков голый по пояс мужчина вскапывал землю лопатой. Солнце играло на блестящей коже его вздутых мускулов.

Девочка дошла до первых редких сосен и углубилась в лес. Подул лёгкий ветерок, и шелест листвы успокоил её. Марина привычно побрела по тропинке, которой ходила уже много раз. «Завтра суббота, — подумала она, — может быть, папа приедет».

Неподалёку раздался детский смех и хруст веток. Марина насторожилась и, на всякий случай, сошла с тропинки. Через минуту мимо пробежали наперегонки двое детей:

— Я буду первый.

— Нет, я.

Вскоре за ними неторопливо прошли две женщины в тёмных косынках. Они негромко разговаривали:

— Вчера опять цены на электричество обещали поднять.

— Надо же, что вы говорите. Это ужасно, никакой жизни теперь не стало. За что мы только налоги такие платим!

— Эх, и хлеб опять дорожает. Эти фермеры что-то не поделили с правительством, и...

Марина с тоской смотрела на них из-за кустов. «Они такие же, как мы, — подумала она. — Почему мы не можем с ними общаться?»

Женщины скрылись за поворотом тропинки. Марина вышла из-за кустов и побрела в другую сторону. Её мысли крутились вокруг этих женщин. Марина вдруг поняла, что не помнит, почему она не может с ними общаться. Давным-давно, ещё когда они только осваивались на новом месте, мама сказала ей:

«Дочка, здесь нам лучше не привлекать к себе внимания. Бери пример с соседей: это тихие, скромные люди, каждый занимается своим делом и не думает, что он какой-то особенный. Поэтому играй лучше в стороне от прохожих».

Почему-то тогда это казалось Марине ясным и очевидным, и не требовало никаких вопросов. А теперь как будто исчезла одна деталь, сделав картину непонятной и неполной.

Марина начала вспоминать. Вот они с папой плещутся в море. Солнечные блики пляшут на волнах, летят солёные брызги, со всех сторон слышен детский смех. Это было очень давно, ещё до того, как они переехали.

Лес, высокие деревья, сквозь которые еле пробивается солнце. Но это не такой лес, как сейчас, не тот, рядом с которым они живут. Он как будто наполнен радостью, весельем, чем-то, захватывающим дух. На поляне стоят палатки, между ними с визгом носятся дети. Над костром висит котелок, в котором что-то бурлит. Это тоже было очень давно.

Комната, раскрытые чемоданы на кровати, суета. Громкие голоса взрослых. Потом — они с мамой идут под одним зонтиком от подъезда к ярко-жёлтой машине. Марина поднимает голову и видит на балконе отца.

Струи воды бьют в стекло, вправо-влево мотаются дворники. Навстречу проносятся пары ярких огней, освещающие обеспокоенное лицо мамы...

В задумчивости Марина вышла к самому краю леса. Тропинка уходила дальше мимо домиков, окружённых невысокими заборчиками. На одном из них сидел котёнок и вылизывался. Марина остановилась, очнувшись от своих воспоминаний. Котёнок перестал вылизываться и внимательно посмотрел на девочку. Прошло несколько секунд. Невдалеке послышались голоса. Шерсть котёнка стала дыбом, он зашипел, прыгнул во двор и бросился наутёк. Марина быстро повернулась и пошла по тропинке обратно в лес.

 

Марина уже почти дошла до дома, когда заметила старуху, выходящую из их калитки. Девочка притаилась за деревом. Старуха с неожиданной резвостью захлопнула калитку так, что та задребезжала, повернулась к Марине спиной и поковыляла прочь по дорожке. «Опять жаловаться приходила, — поняла девочка, — пользуются тем, что они местные».

Вечером Марина спросила у мамы:

— Мама, а почему здесь ничего не меняется? Когда мы переехали, всё было точно так же, как сейчас.

— Ну не скажи, дочка. Ты же видела, сколько новых заборов построили только за последний год в той стороне, в конце аллеи. За ними живут новые люди, которых здесь раньше не было.

— А что в жизни поменялось? Я почти не вижу этих новых людей, они ни с кем не разговаривают.

— Ну, понимаешь, дочка, здесь не принято разгуливать без дела среди бела дня. А вечером — это будут громкие голоса, шум. В восемь часов уже нельзя шуметь, таков закон. Всё-таки мы живём в цивилизованном месте, не то что раньше. Здесь заботятся о спокойном отдыхе граждан.

— Ну хоть что-то же здесь можно делать? Я уже весь лес исходила, пока мы тут живём.

— Вот вырастешь, устроишься на работу, появится у тебя своя семья, и не будет времени скучать.

— А почему ты не работаешь, мама? Вот папа всё время на работе пропадает.

— Я не знаю всех здешних законов, дочка, — устало сказала мама. — И мне многому надо учиться, пока я смогу найти работу. Сдавать экзамены, получать новый диплом.

Где-то рядом раздался лай собаки. Марина поёжилась.

— Мама, а правда, что голодные собаки иногда перепрыгивают через забор, чтобы найти еды?

— Не знаю, дочка. Наверное, они только через низкий палисадник могут перепрыгнуть, а у нас — вон какой высокий забор. Папа же не зря старался.

— Я так боюсь собак. Мне кажется, я даже этих старух так не боюсь, хоть у них гнилые зубы, и кости виднеются сквозь кожу.

— Ну, ну, не придумывай, дочка. Они просто очень старенькие и любят тишину. И к тому же никто не заботится о них, поэтому они иногда ворчат.

 

Слабый солнечный луч пробился через облачную рябь и ветви высоких деревьев и упал на лицо Марины. Она встала, выглянула наружу и заметила мужчину в плаще, идущего по дорожке к их калитке.

— Мама, мама. Папа приехал! Можно, я с ним повидаюсь?

— Нет, дочка, нельзя. Я же говорила, придёт время, и ты сможешь с ним встретиться и поговорить. А пока рано.

— Но почему, мама? Я же так соскучилась по нему!

— Странный вопрос. Потому что так принято, все здесь так делают. Мы же расстались с ним три года назад.

Мужчина вошёл через калитку и остановился, опустив голову. Марина смотрела на него сквозь щель. В её глазах были слёзы. Мама стояла рядом, положив руку на плечо девочки, и устало глядела в сторону калитки.

— Я хочу назад, я хочу жить с папой, — тихо сказала девочка.

— Ты же знаешь, дочка, это невозможно. Вспомни, как там было плохо, неспокойно и грязно. А здесь тишина, природа, чистый воздух — настоящий рай. Настанет время, и папа сам это поймёт. Он переедет сюда.

Мужчина положил что-то на землю, повернулся и вышел за калитку. Когда он скрылся из виду, Марина подошла к лежащему на земле предмету. Это была новая кукла в белом платьице и бантиках.

 

Отец Марины ехал домой, поглядывая в зеркало заднего вида. В голове крутились привычные мысли: «Кардан опять стучит. Завтра заеду в автосервис. И калитка скрипит, нужно смазать петли. На следующей неделе захвачу маслёнку». Он протянул руку к фотографии жены и дочери, прикреплённой справа от приборной доски, и коснулся пальцами чёрной рамки. «И цветы уже завяли. Позвонить в бюро, пусть приготовят новый венок на могилу».

 

съедено БЛИНов

Рейтинг@Mail.ru
rax.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
БЛИН-реклама
[аудизм] Торба-на-Круче 'Непсих', 2001[библиофобия] Листаем: Рот Ф. 'Случай Портного'[нетленка] Принципы бильярда[заметки] Фантастика и Голливуд

БЛИН | заметки | нетленка | блин скопом | библиофобия | аудизм
блины оптом | агентство БЛИ-Ньюс | куда податься

закулисы | кухня | ФАКа | блины — почтой
плевательница | болтушка | нота протеста

 
(Б) 2001—FFFF
Дизайн (приближение 1.12): гудел Чеслав, подзуживал Игорь Крейн
This page is worst viewed with NN 4.7